Bad_Wolf_Vindici
She's just a footprint on a beach ©
Labyrinth. Это была темная грозовая ночь
Название: Это была темная грозовая ночь (It Was a Dark and Stormy Night)
Фандом: Лабиринт (Labyrinth)
Автор: Elisabeth Hill
Перевод: Bad Wolf Vindici
Бета: нет, а надо бы.
Персонажи: Сара, Тоби, Ирэн (мачеха), сэр Дидимус, Людо, Хоггл etc.
Рейтинг: пусть будет G
Жанр: приключения/мистика
Дискламер: персонажи принадлежат законным правообладателям.
Статус: в процессе. Автор пишет, Вулф переводит.
Главы: № 1 - 3
Разрешение на перевод: получено.
Warning от переводчика: действие происходит после событий фильма. К продолжению в виде манги и книги, как я понимаю, отношения вообще не имеет.
***
Глава первая.

Из сна Сару яростно вырвал настойчивый стук в дверь.

- Черт. Кто бы это мог быть? - пробормотала она, все еще полностью не проснувшись, и перевернулась на кровати, чтобы посмотреть на часы. Открытие, сделанное ею относительно времени, было достаточно отрезвляющим, чтобы немного разбудить ее. –Четыре часа утра?! Какому идиоту пришла в голову мысль стучать людям в дверь под проливным дождем в четыре часа утра?

Сара снова перевернулась и засунула голову под подушку, полная решимости продолжить спать. Но стучащий упорствовал, и из властной нетерпеливой манеры стука Сара поняла, что кто бы там ни был, он простоит перед ее дверью всю ночь, если понадобится.

- Да, да, иду, - проворчала Сара, снова перевернувшись, немного запутавшись ногами в простыне, и нажала на выключатель ночника. Ничего не произошло. Сара несколько раз пощелкала выключателем вверх-вниз, но ничего не случилось. Либо лампочка перегорела, либо у нее отключили электричество, что более походило на правду, учитывая разыгравшуюся грозу. Бормоча проклятия в адрес электриков, грозы и электричества в целом, Сара медленно прокралась через свою комнату до ванной, на дверной ручке которой висел ее халат. Она трижды ударилась голенью обо что-то в темноте, сопровождая каждый новый удар ругательствами. Сара так и не переборола детскую привычку собирать всякие милые безделушки и раскидывать вещи вокруг (хотя Бог свидетель – она пыталась после встречи с той Мусорщицей), так что в результате у нее был вовсе не один туалетный столик, мастерски подвернувшийся ей под ноги как раз для того, чтобы она споткнулась об него в темноте. Каждый раз после столкновения с ногой предмет, который она цепляла, зловеще гремел, и Сара каждый раз надеялась, что на нем не было чего-то, что могло бы упасть и сломаться. Все это сопровождалось непрекращающимся стуком, и Сара неожиданно почувствовала очень сильное желание не реагировать, кто бы там ни стоял, до более приличествующего для визитов часа, сославшись на то, что стука не было слышно за звуком дождя.

А если это… – подумала она, но сразу отбросила эту мысль. Алекс не хватал звезд с небес, признала Сара, но даже он не был настолько глуп, чтобы стучать в дверь так поздно – или рано, в зависимости от того, как на это посмотреть. Кроме того, он был настолько самовлюбленным, что не подверг бы свои волосы риску быть мокрыми. И, конечно, у Алекса был ключ. Он бы не стал тратить время на стук.

На секунду Сара остановилась, удивляясь, зачем она вообще прилагает столько усилий, чтобы увидеть кого-то настолько ничтожного и глупого. Всю жизнь ожидая сказочного принца, она предположила, что сейчас получила именно то, чего заслуживала. Но иногда она задавалась вопросом, нужен ли он ей вообще, действительно ли она хотела выйти за него замуж и связать с ним свою жизнь до момента, пока смерть не разлучит их. Не говоря уже о том, что ей придется продать дом. Это был маленький старый особнячок с плохой изоляцией и проводкой (Сара снова прокляла электрический щиток), но в нем определенно был шарм, делающий саму мысль о расставании с ним ненавистной Саре.

Но это к делу не относилось. Алексу не за чем было стучать в ее дверь. И Джейми, несмотря на несколько полученных в прошлом царапин, уже несколько лет без проблем попадала внутрь. Маловероятно, что стучала она.

Итак, подумала Сара, пытаясь завязать пояс халата, остается Тоби. И ради его же блага, надеюсь, это не он.

Неожиданная вспышка молнии осветила холл как раз в тот момент, когда Сара открывала дверь, недоумевая, что в такую рань могло привести Тоби к ее двери. Она знала, что ученики старшей школы были печально известны своими вечеринками (хотя она ни разу не испытала это на себе); и надеялась, что он пришел сюда из осторожности или чего-то такого. Она скорее поверила бы, что Тоби стучит в ее дверь, потому что тот, кто должен был развести всех по домам, забыл о том, что он должен; возможно, его тошнит, или, что хуже, он лежит раненный перед ее дверью.

Стоп. У Тоби же есть ключ, так? Несмотря на темень, Сара торопливо спустилась по лестнице, вздрагивая каждый раз, как она попадала мимо ступеньки. Если кому-то пришлось стучать – нет, этого не может быть. Наверное, Тоби забыл ключи, вот и все. Она отметила про себя, что это очень на него похоже. К тому времени, как она дошла до двери, стук стал громче и более нетерпеливым, с ноткой раздражения. Сара утешилась и успокоила нервы мыслью, что если бы все было плохо, они были бы в отчаянии, а не в раздражении.

- Хорошо, я иду, иду, - крикнула Сара, перекрикивая долбеж в дверь и внезапный раскат грома. Она остановилась, чтобы перевязать пояс, развязавшийся в процессе сползания по лестнице, отодвинула засов и распахнула дверь.

Молния светом и тенью очертила лицо, которое Сара ожидала увидеть здесь в последнюю очередь.

- Можно войти? – спросила Ирэн.

Глава вторая.

- Что я могу тебе предложить? Чай? Крекеры? – суетилась Сара, неловко перемещаясь по собственной кухне, в которой были зажжены свечи. Ее мачеха сидела абсолютно собранной в одном из «винтажных» кресел на кухне за столом, который раньше служил колодой мяснику. Сара понятия не имела, что привело Ирен в ее скромную обитель в столь жуткий час, но она разумно полагала, что это не было дружеским визитом. И Сара почувствовала бы себя еще более неловко, чем сейчас, если бы не обращалась к Ирэн чрезвычайно вежливо. Они никогда не были близки, а сейчас Сара уже не жила под одной крышей с мачехой, и ей не хотелось снова выглядеть испорченным надоедливым ребенком, какой она была в подростковом возрасте. Если бы они с Ирэн сейчас по-настоящему подрались, Сара могла бы больше никогда не разговаривать с мачехой (а также с отцом или сводным братом). Так что рядом с Ирэн она всегда вела себя лучшим образом, несмотря на то, что это делало Ирэн слегка подозрительной. – Прошу прощения, но в буфете как-то пусто.

- Нет, спасибо, - ответила Ирэн, ее голос стал еще холоднее. – Я просто заберу Тоби домой. Нет, Сара, серьезно – ты могла бы хотя бы позвонить и сказать, что он здесь. Я очень беспокоилась!

Сара замерла:

- Тоби здесь нет, - сказала она. – Я думала, он дома.

- Ах, так он уже ушел? – ледяным тоном спросила Ирэн.

- Нет, я имею в виду – его здесь вообще не было. Я думала, что это он стучит в мою дверь в четыре часа утра, - сказала Сара, не в силах сдержать упрек в голосе. – С ним все в порядке?

Лицо Ирэн было похоже на картину, и явно не того типа, которую вешают в коридоре, чтобы улучшить декор.

Сара моментально пошла на попятную:

- Прости. Вопрос получился дурацким. Я просто…

Но что бы она ни собиралась сказать, ее резко прервали:

- Он собирался куда-то пойти вечером, - мягко сказала Ирэн, каждое слово колокольчиком звенело в тишине кухни, нарушаемой лишь звуками дождя. – Дома у одного из его друзей была вечеринка. Мы уходили, а ты знаешь, я не люблю, когда Тоби не может позвонить нам, если вдруг мы ему понадобимся.

Сара почувствовала, что у Ирэн на кончике языка вертится фраза, что она купила ему сотовый телефон, но она смолчала. Сейчас не время. Вместо этого она сказала:

- Ты знаешь, он всегда может мне позвонить.

Держу пари, шума было много, подумала Сара, мысленно заполняя пробелы. Готова поспорить, что все закончилось на двойном крике: «Ну и замечательно!» - совсем не тем тоном, и Тоби громко хлопнул дверью. Но за несколько лет жизни в реальном мире она узнала, что такое такт, так что сказала только: «Понятно».

- И мы ушли.

Конечно, ушли. Вы оставили меня дома с Тоби после моего приступа гнева, и я чуть не оставила его у гоблинов. Уверена, что ты понятия об этом не имеешь, но все же.

- И мы вернулись домой около двенадцати, И, ну, Тоби…

- …там не было? – закончила за нее Сара.

Ирэн вздохнула:

- Нет, не было. Честно говоря, я подумала, что он пошел на ту вечеринку, и я немного расстроилась, но все же это хорошо, что у него так много друзей, и я не собиралась сильно его ругать. И мы ждали его около часа, а потом я отправилась его искать.

- И где ты искала? – спросила Сара, игнорируя, казалось бы, безобидные комментарии о друзьях Тоби. Она не собиралась туда идти, не сейчас, ни за что.

Ирэн нервно пригладила идеально причесанные волосы:

- Я пошла на эту дурацкую вечеринку, я побывала у каждого из его друзей, я даже зашла в этот идиотский скейтерский парк, хотя я знала, что он ходит туда только если кто-нибудь из друзей тащит его туда.

- И в конце концов ты пришла сюда? – Сара никогда бы в этом не призналась, но она чувствовала к себе некое пренебрежение.

- Честно говоря, я даже не подумала о твоем доме, пока дважды не проехала мимо. Я знаю, ты говорила Тоби, что он может прийти сюда, если ему нужно будет где-то побыть, но я даже не подумала про тебя, - засмеялась Ирэн. – Наверное, для меня ты все еще маленькая девочка, которая закатывала истерику каждый раз, когда мы просили ее посидеть с малышом.

Сара тоже засмеялась. Это было вовсе не смешно, но надо было что-то сделать, чтобы разрядить обстановку:

- Хех. Что ж. Я, конечно, не буду в восторге, если Тоби сюда явится, но и не выгоню. Так. Где еще он может быть?

Ирэн пожала плечами. Сара видела, что ее мачеха вот-вот расплачется, и это ее почти что шокировало. Она всегда видела в Ирэн железную леди, несгибаемую и абсолютно непреклонную. Это было что-то новенькое.

- Я не знаю, где еще искать, - тихо призналась Ирэн.

- Хм. Ладно. Ну, я, эээ, попробую позвонить Тоби на мобильный… - Сара поймала себя на том, что не может подобрать слова. Честно говоря, она тоже не имела ни малейшего понятия, где искать Тоби. Если его телефон выключен, то Сара была в тупике. Безвыходность ситуации начинала бесить. Ей нужно было уйти из этой странно яркой, неожиданно душной кухни, нужно было куда-нибудь пойти, не паниковать и привести мысли в порядок. – Я просто пойду позвоню ему, - быстро проговорила Сара, не обращая внимания на факт присутствия в кухне телефона. Сара схватила свечу со стойки и решительно вышла из кухни, замедлившись только когда пламя начало мигать. Она не чувствовала ни одного синяка на ногах или где-то еще.

Сара прошла в холл и нашла висящий на стене телефон там, где он обычно и висел, и тяжело прислонилась к стене. Это было чересчур, слишком рано утром. Слишком раннее утро.

Она сделала глубокий вдох, возвращая самообладание, и подняла трубку только ради того, чтобы услышать там мертвую тишину. Нахмурившись, Сара повесила ее на место, потом подняла снова, чтобы снова услышать полное отсутствие гудков.

И телефонная линия не работает? Странно.

Сара не была готова вернуться на кухню и сообщить Ирэн, что телефонная линия не работает, и, следовательно, они не могут связаться с Тоби. Они должны придумать что-то еще вместо того, чтобы тихо истерить в неверном свете свечей. Усиленно соображая, она сделала глубокий вдох и медленно выпустила воздух из легких. Это бессмысленно. Куда еще пошел бы Тоби? Куда еще он мог пойти?

Она чуть не выпрыгнула из собственной кожи, когда голос, который она не слышала почти 15 лет, произнес: «Миледи!»

Сара оглядела холл, который неожиданно стал выглядеть гораздо больше и более пустым, чем он был несколько секунд назад. Ничего не пряталось в танцующих тенях, но все же – как можно быть в этом уверенным?

Случайно ее взгляд упал на большое зеркало, которое висело в холле прямо напротив нее. Она слегка вскрикнула – на этот раз не от ужаса или стресса, но от удовольствия.

- Сэр Дидимус?

Маленький рыцарь стоял на отражении стола из холла Сары. Он выглядел достаточно взволнованным. Сара нигде не видела его преданного, но трусливого боевого пса Амброзиуса, но предположила, что пастушья собака была слишком напугана вспышками и громом, чтобы показаться. По привычке Сара оглянулась и посмотрела на стол. Естественно, там никого не было.

Она повернулась к зеркалу:

- Дидимус! Это Вы! Я не видела Вас целых…

- 15 лет, миледи, - сказал он с тенью упрека. – Но это не имеет значения! Сейчас не время заниматься пустяками! Мы должны торопиться!

- Торопиться зачем? – спросила Сара, все более смущаясь. Она разговаривала с зеркалом. В любой момент Ирэн услышит, выйдет из кухни и обнаружит эту картину. И что она подумает?

- В замок, благородная госпожа! Она схватила его! Нельзя терять времени!

- Погодите, кого? Тоби?

- Воистину, миледи, воистину! Теперь Вы поторопитесь?

Сара резко оглянулась. Она с трудом могла в это поверить. Это было так давно, иногда ей даже казалось, что это был всего лишь сон. А потом она вспомнила, как сверкали его глаза, холодную воду на стенах, абсолютный ужас, когда она думала, что уже слишком поздно, и она решила: нет. Все это было на самом деле. На самом деле в настоящий момент это была единственная причина, по которой она думала, что все еще в своем уме. Казалось вполне разумным, что кто-нибудь вернется за Тоби. Разве фактически она этого не ждала? И сейчас была только одна помеха, мешающая ей снова броситься его спасать.

- Да, конечно, - сказала она сэру Дидимусу. – Эм, как?

Дидимус замолк. Саре вспомнилось, что он никогда не был хорош в стратегии. Храбр, как лев, конечно, но… в общем, у него никогда не было плана.

- А я не сказал?

- Нет.

- О. Но я был уверен…

- Вы не сказали, как, сэр Дидимус.

- Ох. Ну, вообще-то это достаточно просто. Все, что Вам нужно сделать – пройти внутрь. Вот за ним начнется сложная часть.

- Сара? – позвала из кухни Ирэн. Сара замерла. Черт! Если она сейчас уйдет, то кто знает, что подумает Ирэн о том, что случилось, но оно точно не будет хорошим.

– Сара, с кем ты разговариваешь?

- Пройти внутрь куда? – прошипела Сара рыцарю.

- Как – куда, через зеркало, конечно, - сказал Дидимус. К несчастью, голос его был чист и громок. Ответом на это послужил скрежет отодвигаемого на кухне по линолеуму стула. Ирэн собиралась посмотреть, что происходит.

Сара тщательно осмотрела зеркало. Она сама купила и повесила его. В нем не было прохода. Она бы знала. Там не было тайного коридора или чего-то в этом роде, просто голая стена. Она громко хлопнула себя ладонью по лбу:

- Что я делаю? – прошептала она. – Я размышляю как здравомыслящий рациональный взрослый человек.

Она занесла ногу над орнаментом позолоченной рамы и засомневалась. Если она пройдет сквозь зеркало, выйдет ли сюда ее отражение и разрушит ли ей всю жизнь? Или она соединится со своим отражением? Может, ее отражение просто исчезнет?

Шаги из кухни приняли решение за нее. Как раз когда Ирэн вышла из-за угла кухни в холл, Сара сделала глубокий вдох и вошла в зеркало. Крик Ирэн: «Сара, во имя всего святого…» - просто утонул, в то время как Сара нерешительно преодолевала сопротивление зеркала. Это было похоже на прыжок в бассейн с холодной водой; погрузившись под воду однажды, ты приспосабливаешься до тех пор, пока не можешь сказать, что находишься под водой.

- О, замечательно, замечательно! – поздравил ее сэр Дидимус, как только она, моргая, появилась в месте, которое видела с той стороны зеркала, и которое, как она теперь заметила, не было точным отражением ее холла. - Я говорил им, что в Вас это еще осталось, но…

Что бы ни собирался сказать сэр Дидимус, он был перебит Сарой, потому что то, что слышали ее уши, наконец-то дошло до ее мозга:

- Минуточку. Что Вы имели в виду, когда говорили «она»? Дидимус не ответил. Вместо этого он показывал на что-то за спиной Сары:

- Эээ… миледи? Сара развернулась и очутилась нос к носу со злым и недоумевающим лицом мачехи, находящейся наполовину с той, на половину с этой стороны зеркала.

Глава третья.

Линда Вильямс знала, что ее дочь в безопасности.

Это единственная вещь, которая удерживала ее от безумия за долгие годы; оглядываясь на свою жизнь, она задавалась вопросом, что сейчас с ее маленькой семьей, как справляется ее муж, как ее дочь училась в школе и вступила в жизнь, что о ней сейчас думают Роберт и Сара. Линда почти что плакала, готовая отдаться отчаянию, но потом она вспомнила, что, вне зависимости от последствий, Сара в безопасности.

Это она знала. И большим сюрпризом для нее было узнать, что это вовсе не так.

Когда Сара начала танец, который ее мать так и не закончила, когда мать увидела дочь, облаченную в сверкающее платье и украшения, которые были близнецами ее собственных, чей дизайн был украден с музыкальной шкатулки, единственной веди, которую Линда смогла оставить Саре и только Саре, ее сердце раскололось пополам. Она видела его в толпе, джентльмена с копной светлых волос, Короля Гоблинов. Она хотела отчитать его, прочитать ему лекцию, накричать на него, испортить вечеринку, чтобы он увидел ошибочность своих методов. Но она не нашла его. Она знала, что он там, чувствовала его незаметное присутствие, как дракон в сердце башни, но не видела его.

И когда, в конце концов, он позволил ей найти себя, они танцевали. Король Гоблинов и Сара. Ее дочь.

Линда хотела закричать. Но все, на что она была способна – засмеяться.

Но, возможно, Сара как-то заметила ее присутствие. Возможно, она услышала немой крик матери. Или, возможно, девочка просто была умной. Что бы то ни было, Сара как-то вырвалась из объятий Короля Гоблинов, как-то проложила себе путь через толпу и как-то – невероятно! – разрушила заклинание.

Линда пыталась последовать, но для нее битва закончилась, и бальная зала являла собой неразгадываемый лабиринт. Она не нашла места, где смогла прорваться Сара, пока не стало слишком поздно. Стена и заклинание были запечатаны, и ни одно кресло, брошенное Линдой, не разбило бы их снова.

Она снова искала его. На этот раз танец был завершен, веселье закончилось, и она легко нашла его, небрежно развалившегося на кушетке с милыми и, возможно, иллюзорными девушками в масках, которые прямо-таки толпились вокруг него. Ей хотелось кричать, хотелось выколоть ему глаз, ударить его по лицу, вышвырнуть его гарем и избить его до синяков. Но она не могла. Она лишилась этой власти много лет назад.

И вместо этого она мягко отодвинула в сторону пухленький экземпляр гоблинской преданности и заняла его место на тахте, рядом с Ним. Когда она заговорила, голос Линды был низким и почти обожающим, только вот сообщение было наполнено ядом:

- Я думала, мы заключили сделку. Одна Вильямс за другую. Король Гоблинов рассеяно покрутил несколько ее прядей облаченными в черные перчатки пальцами:

- Линда, Линда, Линда, - вздохнул он. – Ты же знаешь, что я лжец. Кроме того, у твоей дочери собственные мозги. Она играет честно.

- Мы заключили сделку.

- Нет, это ты заключила сделку. И теперь ты моя. И скоро я получу твою дочь и ее маленького красного братца; они станут украшением, - он окинул прекрасную хрустальную тюрьму взглядом, полным пренебрежения.

- Подпрыгивают. Дети подпрыгивают. Невесты краснеют, - поправила его Линда. Внутри нее гнев был отодвинут в сторону другой более насущной проблемой. Какой-такой маленький брат?

- Это не имеет значения. Чуть больше, чем через час, оба они будут в моих руках.

- Нет, не будут. Но Саре уже… - начала Линда, но собрала остатки здравого смысла. Она не станет ответственной за срыв единственного шанса дочери на побег, - пятнадцать, - закончила она. – Слишком взрослая, чтобы ты мог ее забрать, если только она не заключит с тобой сделку или не склонит перед тобой голову.

- И она это сделает, - его тонкие привлекательные губы сложились в гримасе неодобрения. – Признаю, она причинила мне некоторые неудобства, но в душе она вся в тебя, - он насмешливо улыбнулся, и его обычно чрезвычайно привлекательное лицо исказилось в уродливую маску. – Сказочная принцесса. У нее нет ни шанса.

- Ты ошибаешься, - мягко произнесла Линда, не успев осознать, что она что-то говорит. – Ты так ошибаешься. Внутри нее стальной стержень. Нет, железный. Она заставит заплатить тебя и твою сказочную магию.

Король Гоблинов впервые действительно посмотрел на нее:

- Ты правда в это веришь? Почему? Какие у тебя есть доказательства?

Линда проглотила неожиданно появившийся ком в горле:

- Она уже разбила твое заклинание.

- И сразу попала в другое. Позволь уверить тебя, что твоя дочь е доставит мне проблем.

Сердце Линды упало. Ни произнеся более ни одного предательского слова, она поднялась с дивана и спокойно удалилась.

Она слышала, как позади нее, будто разочаровавшись, тяжело вздохнул Король Гоблинов. Она повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как он исчезает в водопаде искр.

Захваченная гневом, Линда хотела оставить свой след, или, что даже лучше, разбить стену и вырваться из этого сладкого мира-кокона, убежать, чтобы найти что-то реальное. Но вместо этого она продолжала идти, пока мягко не наткнулась на привлекательного мужчину в маске, который повернулся и предложил ей танец.

И как обычно, Линда Вильямс сказала «да».
Translated by BadWolfVindici

@темы: Фанфикшн, Фанфик, Лабиринт, Labyrinth, Fanfiction, Fanfic